/ / "Впервые в воздухе"

"Впервые в воздухе"

09.03.1924 – 12.03.1924

Целоватов Константин

21 Апреля 2017 г.

Фотографий 4

Отметок «нравится» 4

Комментариев

Немецкий "Юнкерс" над Муромом в 1924 г. или впечатления участника полета.
Эта историю поведал на страницах муромской газеты "Луч"  Е.Д.Подуруев в 1924 г., известный тогда во Владимирской губернии журналист, публиковавший свои корреспонденции, как сказали бы сейчас, под ником - "Касьян Веселый".
Она еще интересна и тем, что в ней упоминается знаменитый некогда в вашем городе Гофманский сад, который видимо в начале 20-х гг. ХХ века использовался как взлетно-посадочная полоса для самолетов.
Е.Д.Подуруев впоследствии еще обращался в газете к теме авиации, в частности в июле того же года (см.фото скана заметки "Стройте авиацию!"), и в этой же газете есть сообщение, что 13 июля в Муром прилетит самолет, а "место спуска последнего будет между городом и Казанкой".
Но  эта история  дорога мне тем, что в ней описаны его личные впечатления и переживания от полета.  
Все, хватит предисловий, дадим слово автору:

"Впервые в воздухе"          
Хоть когда-нибудь летать на аэроплане – мне порой казалось несбыточной мечтой, наивной фантазией, но я все же надеялся, что буду летать, буду я в воздухе.
Какое-то лихорадочное ощущение переживал я, когда узнал, что в воскресенье в Муром прилетит самолет. Разговорам моим не было конца…Накануне еще встретился с некоторыми членами президиума местного ОДВФ* – тов. А. и С.
– Ну, как летим, что-ли завтра? –  говорил я чуть ли не задыхаясь. Какое-то необыкновенное желание было у меня взвиться на самолете в воздух, но вместе с тем…отчасти трусил… думал… в воздухе… ну, а вдруг упадет… загорится…а все-таки желание полетать перебарывало мои «жуткие» мысли.
– А я что-то боюсь, страшно что-то – говорил т. А.
– Ну ладно, полечу… пропадай все и вся…– продолжал А.
Гм, а еще военный, думал я…                                                                                    

* * *
В воскресенье «Юнкерс» прилетел в Муром минут без 15-10 2 ч. Гордо реяла стальная птица над Муромом. С самолета было сброшено несколько сотен листовок.
Запыхавшись, я бежал к Гофманскому саду – т.е. туда, где было указано место спуска самолета.
На улицах Мурома собирались толпы гр-н, словно какая-то грандиозная демонстрация организовывалась. Кто бежал к Гофманскому, кто с увлечением смотрел в высь, следя за плаванием в воздухе аэроплана. Вместе с другими гр-нами добежал я до Гофманского сада, а аэроплана видать не было… а я бежал и бежал, догоняя других. Бегу и слышу разговор также бегущих за мной – ну вот тебе и аэроплан, ну вот и Гофманский, обман один… Я выходил из себя, а сзади бегущие поддразнивали: – У нас всегда так бывает, только на бумаге…никакого аэроплана нет…                                                                                        

* * *
Пробежали мы по полю не одну версту… а аэроплана все нет и нет… Оказалось, что вместо Гофманского «Юнкерс» спустился на Оке… запыхаясь бегу к многочисленной толпе, окружавшей стальную птицу… и только мне подбежать, как аэроплан зашумел, загудел и быстро, быстро помчался на лыжах по снегу, а потом взвился и поплыл в воздухе.
– Ну, думаю, пропали все мои мечты, наверное, мол, самолет, кроме одного полета устраивать не будет.
Через 2-3 минуты самолет уже опять по снегу мчался… прямо на толпу…вот, вот сейчас он врежется в публику. Узнал я, что будет устроено несколько бесплатных полетов… записан я был в 3-ю очередь…Толпа окружила товарищей- только что летавших…– ну как, что, страшно? – Ничего, здорово!.. Тов. А. перестал трусить и полетел со второй очередью… только смотрю я, что тов. А-н замахал из окна красноармейским шлемом.                                                                                      

* * *
Какая-то необыкновенная радость охватила меня, когда вместе с другими тов. (5 челов.) я взбирался по ступенькам в кабину… тепло, чисто, 4 мягких кресла представлялись в наше распоряжение, а один тов. – комсомолец сел вместе с авиатором. Я с тов. Г. занял передние кресла. Сзади сидел тов. Красноармеец и рабочий с Угарно-прядильной фабрики. – Как хорошо, чисто, лучше, чем дома. Самолет бежал по снегу, а мы все с нетерпением ждали: «когда же в воздух-то?, ну скорее, скорее!»
Наконец почувствовали, что оторвались от земли.
– Эге, понес – произнес красноармеец, начавший читать листовку.
Впереди нас авиатор управляющий самолетом. Стрелка счетчика делала свои обычные движения.
Мы поднимаемся все выше и выше. Вдруг самолет с каким-то жадным рвением кинулся вверх… почувствовалось «замирание сердца», беспрерывный, но какой-то ровный гул и шум…
Мы над Муромом…каким он кажется маленьким, маленьким, а толпа, группы людей едва-едва заметными.
А как красиво и правильно расположены улицы Мурома.
Никто, даже самый коренной житель Мурома никогда не видал как следует родного города.
Полотно железной дороги казалось узенькой лентой.
Мы переглядывались друг с другом, улыбались, и вместе переживали свой восторг.
Не хотелось спускаться на землю… опять на землю… Ходить, а не летать…
День 9 марта – я назвал одним из лучших счастливых дней моей жизни.                                                                                                                          

Касьян Веселый.*                                      
(Муромская газета «Луч» № 60 от 12.03.1924 г. )
(в оцифрованном тексте газетной статьи сохранены орфография и пунктуация автора).

Примечания:
Общество друзей воздушного флота (ОДВФ) – первая в СССР массовая добровольная общественная организация по содействию развитию Воздушного флота. Основано в марте 1923 в Москве. В Совет ОДВФ вошли видные государственные деятели, учёные: В. А. Антонов-Овсеенко, Ф. Э. Дзержинский, Л. Б. Красин, А. В. Луначарский, М. В. Фрунзе, С. А. Чаплыгин и другие. В Совете работали агитационно-пропагандистская, техническая, научно-теоретическая, промышленно-хозяйственная, спортивная и финансовая секции. В РСФСР, на Украине, в Белоруссии и Закавказье были организованы республиканские общества. К концу 1923 ОДВФ насчитывало 580 тысяч членов. В ноябре 1923 вышел первый номер печатного органа ОДВФ – журнала «Самолёт», был проведён первый слёт планеристов в Крыму. Впоследствии (1925 г.) слилось вместе с Доброхимом в Авиахим.                                                                                                                                  

Касьян Веселый – псевдоним журналиста, зам. редактора муромской газеты «Луч» («Красный Луч») в 1923-24 гг. Подуруева (Подаруева) Евгения Дмитиревича (1904-1987)

(Прим. К.Целоватов, внучатый племянник Е.Д.Подуруева).

Комментарии и уточнения:

Рассказать свою историю

Еще истории:

Фонтаны в Муроме 100 лет назад

Муромский музей 18.07.2018

Муромские фонари

Муромский музей 22.06.2018

Застолья в Муроме 100 лет назад

Муромский музей 29.05.2018

Пасха в Муроме

Горская Анна 09.04.2018

Рождество в Муроме

Горская Анна 06.01.2018

Владимир Зворыкин

Горская Анна 21.11.2017